20:59 

Две трети волшебства

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
Отчет Фарида десятника (в последствии сотника императорской стражи).

Предыстория.
Фарид младший сын незначительного аристократического рода в империи. И в возрасте пяти лет был привезен в столицу и отдан на обучение в ряды императорской стражи. Как и все имперцы получил начальное магическое образование и продолжил его как маг-телепортирст. Начальство сочло его талантливым и назначало десятником императорской стражи.
Скажем немного о характере этого юноши. Его можно довольно емко описать одной фразой: "Есть только долг. Все остальное вздор" (с). Фарид без тени сомнения и вопросов выполнит любой приказ, отданный ему императором или его начальником. Даже если тот будет идти в разрез с его моральными устоями. Вряд ли это сможет его оправдать: но так же без тени сомнения он убьет себя, если таковым будет повеление.
В тоже время он юноша довольно амбициозный. Он хочет дослужить до высших чинов и быть как можно ближе к своему повелителю. Он не глуп, но - увы - неопытен.
С детства дружен с магом Киртианом. Последний дорог Фариду, хотя тот и считает его через чур легкомысленным. Так же он очень уважает и почитает как отца своего начальника тысячника Джафара. Фарид фанатично восхищается покойным императором Амиром. Именно в этом восхищении и уважении кроется ключ его преданности его сыну - во всяком случае официально - Алмасу. Впрочем, ему так же чисто по-человечески жаль юного императора - в пятнадцать (по эльфийским меркам) лет получить такую ответственность, это вам не баран чихнул. И последние пару лет правления Алмаса десятник ещё и начал восхищаться им, примерно по той же причине: так юн и принимает такие верные решения. Так же Фарид имел несчастье влюбиться в замужнюю женщину - супругу министра иностранных дел. Но с работой у него не хватает времени на личную жизнь. Кроме того он питает уважение к самому министру и пытаться соблазнить его супругу считает не этичным. Но чувства от этого никуда не деваются, и юноша шлет объекту своей страсти анонимные любовные письма - когда находит на это время.
Год назад к Фариду пришел посланец от кристалий и предложил юноше шпионить на них. В случае отказа он шантажировал молодого человека угрозой: доставить начальнику Фарида доказательства, что юноша виновен в шпионаже. Десятник конечно безмерно уважал Джафара, но и знал, что тот на редкость параноик. И в случае малейших подозрений убьет шпиона без суда и следствия и скажет, что так и было. Умирать ему как-то не хотелось: ещё бы - такой жирный крест на карьере. И Фарид согласился. Впрочем, думал он примерно так: "Если меня убьют, они найдут другого шпиона и информация будет к ним все равно поступать. А так я смогу по-крайней мере знать: какую информацию она хотят получить и по её характеру прогнозировать и предотвращать возможные диверсии". И надо же так случится, что именно сейчас, когда приехало посольство и привезли пленных, в столицу пребыло ещё и тайное посольство кристалий. и Фарид беспокойно ожидал, пока с ним свяжется его представитель. (Так и не дождался, но не суть)
З.Ы. Прощу простить, если не точно будут цитировать прямую речь или путать хронологию исторических событий. Ибо "смешались в мыслях имена и даты".

<u>Вечер первый.
- А кстати, из-за чего вся война-то началась? - спросил у меня Джафар, сквозь решетку поглядывая на пленных. Безусловно, он знал причину, просто не мог отказать себе в удовольствии подразнить надменных эльфов. Я не разделял его отношение к этой расе, но не мог не подыграть.
- Официально? Мост наш им чем-то не угодил.
- А неофициально?
- Наш покойный император - да будет Луна ему теплой - у их короля бабу увели, - усмехнулся я.
Главнокомандуший эльфов возмущенно выкрикнул что-то на тему: "Гнусная лжа! Все ваш мост!"
- И у их главнокомандующего, кстати, тоже, - безоблачно закончил я.
После этого инцидента, господин начальник ушел обеспечить охрану императора Алмаса (да будут его годы долгими, а правление благополучным) во время приема послов. Я же выставил охрану у темницы. Эльфы решили отмстить и требовали расчесок, ванну и т.д. и т.п. А так же ругали присланную им с императорского стола пищу. Будь моя воля: не нравится - отберу. Но повелитель изволил простить им подобное хамство.
Раздав последние приказания охране темницы, я присоединился к своему начальнику в пиршественной зале. Успел я под самый конец представления послов. Джафар оставил меня при императоре, а сам понес подарки послов на проверку: мало ли что...
Повелитель изъявил желание послушать рассказ десятника Мардана о захвате эльфийского штаба. А потом послушать эту же историю из уст представителя другой стороны: главнокомандующего светлых. И я снова спустился в темницу. И следуя приказу привел главнокомандующего.
А госпожа посол - все-таки женщины у эльфов... восхитительные, я в этом и раньше не сомневался, но теперь уверен - потребовала - да! именно потребовала, нахалка - у господина снять с него цепи. И император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) удовлетворил её желание. Правда, приказал приставить к эльфу Джафара. Тут дерзкая эльфийка вконец обнаглела и потребовала привести и других пленных. Поистине великодушию моего господина нет предела. И за столом оказались ещё и два советника главнокомандующего и эльфийский герой Тёрн. Но с них по счастью цепи не сняли. Один из пленных отказался садиться, только когда его командир приказал - наконец соизволил сесть. По мне: не хочешь не надо - стой, будь надменным идиотом.
Пока я за ними ходил - господина главнокомандующего привели за стол к императору Алмасу (да будут его годы долгими, а правление благополучным). Вернувшись на свое место возле повелителя, я услышал обрывок беседы. Дерзкий эльф провоцировал нашего господина фразами вроде: "вы эльф, а правите людьми". Надо будет, когда его водворят в тюрьму, провести разъяснительную беседу: кто здесь эльф, а кто мой император! и как с последним можно разговаривать. Все же доброте и великодушию его величества нет придела. А жаль, что эти... не могут его оценить. По-видиму так считал не один я. И кто-то из наших магов - уж не госпожа ли императрица - наложил на главнокомандующего заклятие. Весьма неприятное... И меня отправили проводить господина эльфа в туалет. Увы - добежать он не успел, впрочем запереться там это ему не помещало. Пока эльф делал свои дела, я стоял у двери и испытывал смутные сомнения. Если он сейчас выйдет и нападет на меня - может даже не ради побега, а из-за того, что я видел его не в самом достойном состоянии - то я вряд ли смогу оказать ему сопротивление. Я пытался спланировать свои действия в таком случае и так и эдак, но в любом случае получался либо просто побег, либо моя смерть и побег. Хрен редьки не слаще, в общем. Время шло, эльф из туалета не выходил. "Помер что ли - подумал я, - или уже смылся... Э... в смысле сбежал." А вслух от души заметил.
- Эти эльфы живут долго и все остальное тоже делают долго?!
- Эти ваши дурацкие человеческие шуточки... - прошипели из-за двери.
"Не сбежал" - констатировал я, едва сдерживая усмешку.
Господина главнокомандующего вернули за императорский стол. Туда же господин повелел посадить для беседы эльфийского героя Тёрна. После беседы Император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) соизволил удалиться, отдав приказ мне по окончанию пира возвернуть пленных на их законное место пребывание - в темницу. Что я и исполнил, а Джафар занялся их воспитанием. Не завидую я им, ох не завидую...
Когда я вернулся к императору Алмасу (да будут его годы долгими, а правление благополучным), то получил приказ весь вечер наблюдать за Киртианом и доложить императору о результатах слежки. Признаться, я и так все свободное время проводил в его компании. Но во что же мой друг вляпался. Он всегда был несколько легкомыслен и несдержан на язык. Да ещё и эта его ссора с его бывшим учителем господином вторым советником Акъяром - не стоит наживать врага столь близкого к императору. К тому же я признаться не понимал, как можно поссорится с таким человеком как Акъяр. Он был единственным, в чьем обществе я не боялся оставлять императора одного. И всегда казался мне человеком мудрым, рассудительным и справедливым. Киртиан говорил, что они вместе работали над проектом - ну ученые вот и изобретают что-то - и учитель отказался делится с ним результатами. Но похоже у каждого было свое видение произошедшего. И я предпочитал не вникать - это их личное дело, сами разберутся. А ещё Киртиан довольно часто говорил, что знай я нем все, не спал бы спокойно. Но признаться, я считал это пустой бравадой. Кому как не мне знать: когда тебе есть, что скрывать, об этом молчат. Так молчат, что вы пройдете мимо и не заметите. Кристалийский связной пока так и не проявился. И я наделся, что мои услуги ему не понадобятся. Но... сам факт его присутствия...
Вечер я, следуя приказу, провел в обществе Киртиана. Сначала он дразнил придворного поэта, потом беседовал с явившимся Эрдой или жрецом Эрды - признаться я совсем не разбираюсь в этих божественных вопросах. Так же он следил за одним из сопровождающих посла эльфом - Бересклетом. И даже высказывался, что тот ему не нравится, опасен и следовало бы его убить. Все же другу моему стоит следить за языком: убить одного из послов - это скандал. Вторую часть вечера мы общались с младшим принцем Мсатамом. Признаться этот разговор меня задел. Мы говорили о разнице между обычным человеком и облеченным властью, например императором, который не имеет права на обычную жизнь и кладет её на благо государства. А так же о доверии, которое последний может оказывать окружающим. И принц Мсатам заметил, что все же друзья детства остаются и для них. Я не согласился. Но развенчиваться его наивность не стал. Вот рядом со мной сидит мой друг, который мне дорог. Однако мы закончим разговор, и я пойду докладывать императору обо всем, что он делал этим вечером.
Ну собственно и доложил. Правда, я и оба советника долго ждали, пока император выйдет к нам. Он беседовал со своей царственной матерью вдовствующей императрицей Росой (А у покойного императора губа была не дура, думал я каждый раз, когда видел эту прекрасную женщину) и... тем самым Бересклетом... «А стоило ли оставлять их наедине с ним?», думал я. Правда императрица упоминала, что этот Бересклет её старый друг.
Когда император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) вышел, я доложил их величеству и обоим советникам о результатах моей слежки. Акъяр и Тарик также доложили императору о своих подозрениях. И мой повелитель приказали привести к ним Киртиана, а так же жреца бога правосудия. (Кстати с последним я имел несколько приятных бесед, и, наверное, мне стоит узнать об этом боге побольше.) Когда мы остались вдвоем мой повелитель сказал: "Это цинично: я приглашаю его к себе на разговор, собираясь убить." Это он о Киртиане, понял я, и сердце мое упало. Что же ты натворил, друг мой?!
Я попытался что-то сказать о том, что вряд ли к решение императора можно судить мерками морали, но оба советника вернулись, а вместе с ним и Киртиан и жрец.
Я стоял уткнувшись взглядом в пол и слушал вопросы императора и ответы Киртиана. "И все же надо было посоветовать тебе померится с Акъяром. Возможно именно в вашем недоразумении ключ к проблемам. Что бы ты не сделал, Киртиан, ты сделал из гордости и легкомыслия свойственным юности, по другому ты не умеешь. А он отнес это к злому умыслу. Или я что-то о тебе не знаю." И словно в ответ моим мыслям прозвучало:
- Не злоумышлял ли ты что-то против нас? - спросил император.
- Мне это не выгодно, - отрезал кКиртиан. Я вздрогнул и пристально посмотрел на него: "А если бы тебе это было выгодно, ты бы посмел...?!"
В итоге Киртиана все же не убили - слава Богам. Но заставили принести клятву о том, что он никому кроме уже посвященных в тайну не скажет о проекте над которым они с Акъяром работали. "Похоже это не просто научная работа, а что-то опасное..." понял я. Так же император приказ мне молчать об этом разговоре. И я молчал, польщенный оказанным мне доверием.
После император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) вышел, я же ответил на пару вопросов второго советника, выразившего свое беспокойство по поводу того, что Киртиан остался в живых, и бросился догонять моего повелителя. Когда я нагнал его, он беседовал с человек, чье лицо было закрыто платком. Впрочем, стоило мне появится, как собеседник моего господина удалился.
- Знаешь ли ты кто это? - спросил император.
- Нет. господин, - ответил я и добавил, что видел этого человека в обществе первого советника, возможно это кто-то из его приближенных.
- Мой брат принц Лейнар, - отрезал повелитель. "Вернулся?! С легионами? или без? Стоп. не собирается ли он..." и словно заканчивая мю мысль император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) продолжил:
- Он хочет посадить на трон моего племянника Шамси, - и жестом приказ мне следовать за собой, направился ко дворцу. Весь путь я терзался сомнениями: убить Лейнара? убить Шамси? Только сейчас я вдруг отчетливо понял, что ни хочу никакого другого повелителя кроме этого. Тут я вспомнил, что мне недавно передал с помощью артефакта Джафар: один из пленников совершил нападение на господина первого советника во время разрешенной им повелителем прогулки. И доложил об этом господину. А так же позволил себе дерзость заметить, что мой повелитель вовсе не обязан следовать указам господи посла и оказывать пленным благодеяние, если он не способны оценить его великодушие. По-счастью, мой господин не счел это дерзким и даже соблаговолили объяснить мне свое решение.
- Видишь ли, Фарид, та разработка, которой занимается Акъяр это страшное оружие. Нам нужно лишь время для проведения испытаний, поэтому мы и оказываем любезность Послу Вербене. Но ты должен молчать об этом.
В этот момент повелитель заметил, что инкогнито принц Линар беседует с его сестрой наместницей Калладайна Интисар Сумув и приказал мне подслушать по возможности этот разговор и доложить ему. И вообще сообщаться о всех замеченных мою беседах кого-либо с Лейнаром.
Что и я выполнил. Правда, услышал я мало. К ним сложно было подкрасться незаметно.
Об услышанном я, разумеется, доложил. Куда же без этого.
Император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) изволили удалится в свои покои. Я приставил к нем охрану и сам отправился спать. Завтра будет насыщенный день.

День второй.
Утром я вскочил пулей, опасаясь опоздать к завтраку. Но по счастью, император вчера утомился и изволил почивать, когда я сменил караул у его двери.
За собственно самим завтраком я успел перехватить только обгрызенную кем-то оладушку - на моей работе не до привередничества: не поел сам виноват - и хлеб с сыром, который по словам рабов был ничейным. На самом деле он был предназначен младшему принцу Мсатаму, но об этом я узнал уже позже. И досталось не мне, а не уследившим рабам. (Сразу надо было есть, ваше высочество, а не заниматься ерундой).
Во время завтрака его императорское величество долго ожидали появления госпожи Вербены. Когда она наконец соизволила почтить своим присутствием зал, то объявила, что приказом светло-эльфиского короля представителем озерного королевства будет главнокомандующий Град - наш военнопленный. Император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) отправил письмо к королю за подтверждением этого приказа. Признаться, я так и не понял получил ли мой повелитель ответ: ибо все время до переговоров прошло в состоянии: "Император изволил поговорить с таким-то. найди его Фарид, императору угодно побыть одному, не упускай его из вида и никого к нему не подпускай, Фарид." Киртиан попросила меня напомнить повелителю, что тот обещал ему аудиенцию. Я напомнил, а так же передал донесение от Джафара, касающееся Киртиана. Тот пытался попасть в темницу, ссылаясь на приказ императора и чуть ли не личную дружбу с ним. На напоминание об аудиенции повелитель ответил, что занят и пригласит его к себе позже, о донесением же заметил, что Кмиртиан через чур болтлив и самонадеян и повелел к темнице его, а так же Лейнара и близко не подпускать.
пока же он изволил беседовать со своей матушкой, позже с Бересклетом, потом с Лейнаром и прочими, я имел удовольствие побеседовать со жрецом, который прибыл с эльфийским посольством. Его очень беспокоил возможный суд над пленными, но я сообщил ему, что вместо суда уже объявлены переговоры.
После разговора с новообретенным братом его императорское величество принял несколько решений: назначил наследным принцем Шамси вместо Мсатама, объявил о своей помолвке с сестрой Шамси, и повелел пересадить госпожу вдовствующую императрицу с места рядом с ним за другой стол. Из чего я сделал вывод, что принц Лейнар больше не желает сместить своего брата с трона.
далее состоялись переговоры. Приказом императора с главнокомандующего, одного его советника и Тёрна были сняты цепи и они представили Озерный край на переговорах.
Принц Лейнар как свидетель доказал, что причиной войны были ложные сведения о нападении империи на королевство светлых. В итоге мой повелитель вместе с министром иностранных дел, главнокомандующим и его советником, госпожой послом и жрецом справедливости уединились в зал совещаний, где и вместе составили документ. Мне же было поручено узнать, кто развесил по залу агитационные листовки против людей, а так же не пускать никого в зал и обеспечить тишину и спокойствие.
В общем, стою я у дверей в зал: блюду тишину, никого не пускаю. Тут подходит ко мне Киртиан. Не поговорили мы и пяти минут, как появился мой начальник и оглушив моего друга арестовал его, обвинив в государственной измене. Я признаться опешил. Но остался у двери выполнять приказ.
Когда документ был составлен, и мой император соизволил покинуть помещение, я доложил ему об аресте. Повелитель изъявил желание как только у него появится свободное время побеседовать с арестованным. И мы освободили прочих пленных. Хоть приставили к ним наблюдателей.
И тут случилась трагедия: мой начальник Джафар то ли подхватил странную болезнь, то ли стал жертвой заклятия - некоторое время Акъяр и эльфиский целитель боролись за его жизнь, но все тщетно. На смертном одре он произвел меня в сотники.
(от игрока: Джафар, блин, я епрст страдаю: начальник умирает, а ты стебешься, ну как так можно!!!)
После этого к нему пригласили Бересклета, оказавшегося посвященным жрецом. Тот на глазах у императора помолился своему Богу, получил от него указания и добил моего господина. Стоявший рядом принц Шамси не понял происходящего и оглушил Бересклета. Император пришел в ярость... Оба советника объяснили Шамси, что тот не прав, что эльф всех нас спас. И принц принес последнему свои извинения.
Мне доложили, что есть подозрения, что это Киртиан наложил на моего покойного начальника заклятие. Если это правда: то друга у меня больше нет.
Увы - после смерти моего начальника, я остался единственным офицером в страже. а мне всего лишь 26 и я не могу её возглавить. Потому эту почетную миссию взяла на себя господа наместница Калладайна.

***
Дальнейшие события для меня приобрели кодовое название: "Попробуй пообедай". Первое правило на моей работе: есть свободная минута, потрать её на сон, еду и посети места не столь отдаленные... ибо не знаешь как ты свидишься с подушкой, тарелкой и туалетом в следующий раз. Потому как бы не терзали тебя подозрения и душевные муки, страдальцем можешь ты не быть, но пообедать ты обязан. Иначе как я буду в состоянии не стояния защищать своего господина. А отвлечься от раздумий о судьбе моего начальники и друга, я мог только с головой погрузившись в проблему защиты моего императора. Я и так сегодня спал три часа. Если я ещё и не поем...
Император повелел пригласить всех на обед. И мой желудок напомнил мне, что с утра я съел... хм... не очень много. Но первую половину обеда, я пробегал в поисках гостей. Стоило мне вернуться и даже обзавестись тарелкой, как с один из бывших пленных напал то ли на госпожу императрицу, то ли на своего главнокомандующего, с него спала личина и он оказался эльфийским королем.
В это время к столице начали поступать вражеские войска. Все же мой император очень милостив: не угробил попавшего у нему в руки противника. Дальше мы носились с этим королем. Он был в тяжелом состоянии: госпожа Вербена изъявила желание поухаживать за ним. И император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) позволил ей это. А мне приказал стеречь их. Тут я позволил себе дерзость: попросить императора все же обеспечить мне еду. Повелитель внимательно на меня посмотрел. спросил у Лейнара, который последнее время всегда был рядом с ним - мощное ли заклятие стоит на двери. Его высочество потвердел, что очень мощное. После чего мне было дозволено вместе с повелителем спустится в залу. Где я наконец воссоединился с едой. Более того повелитель даже позволил мне пить из своего кубка.
Когда король очнулся, мой повелитель соизволил побеседовать с ним, послом и своим братом Лейнаром. Я распорядился принести им поесть и выпить, и сел сторожить дверь. Признаться, очень хотелось спать. Но я живописно представлял себе, как откроется дверь, а я спящим повалюсь внутрь к ногам повелителя, и держался.
Наконец проблема надвигающегося вражеского войска была решена. И мой повелитель воссел в пиршественной зале беседовать с Королем озерного края чьего полного имени я - увы - не упомнил, но там что-то про луч упавший на воды озерного края и раздавшийся первый Гром. Во время беседы я напомнил ему, о заключенном в тюрьме Киртиане. И Император Алмас (да будут его годы долгими, а правление благополучным) повелел мне передать двум советникам, что они имеют права решить его судьбу и с любым их решением он согласится.
Когда я сообщил эту новость упомянутым, Тарик переглянулись с Акъяром и в один голос изрекли: "Убить, без суда и следствия."
- Мне? - обреченно поинтересовался я.
- Да.
И я отправился в темницу. С одной стороны, мы были друзьями почти двадцать лет, с самого детства. С другой, по его вине умер мой начальник, судя по донесениям он готовил покушение на Бересклета, и возможно на моего императора. А значит он должен умереть.
В темнице с Киртианом была какая-то девушка, я выгнал её. Сообщил ему его участь, обнажил меч. Киртиан взывал к нашей дружбе и моему рассудку, когда вошел Акъяр и отменил приказ. Мы оставили Киртиана в темнице под стражей и вернулись в залу.
- Успели? Жив? - спросил главнокомандующий.
- Жив, - ответил я.
- Жаль, - отозвался он.
А мой повелитель объявил, что после ужина над пленным состоится суд и попросил эльфийского короля и после Вербену участвовать в нем. министр иностранных дел взял на себя роль его адвоката, а главнокомандующий обвинителя.
После того как было назначено время суда, министр подошел к императору и попросил права побеседовать с подзащитным. Тот сказал: что удовлетворить его желание, но позже. И когда министр удалился, то повелитель сказал мне:
- Киртиан знает об оружии, над которым они с Акъяром работали, и не должен говорить о нем на суде перед эльфами и госпожой Вербеной, а значит должен умереть до суда. Я уже отдал приказ - иди - узнай исполнен ли он.
И стоило мне оставить императора, как мне доложили, что убит Герой дня Мардан, произведенный императором в тысячники, а Киртиан сбежал. Мог ли именно Мардан быть посланным наместницей для устранения моего бывшего друга, убийцей? не знаю. Но это не имело значения, если Киртиан сбежал и действительно готовил покушение на повелителя, то мне не следует оставлять его одного.
Я помчался искать господина и нашел. в этот момент ему как раз доложили, что Киртиан убит: поймаю слившего мне ложную информацию - убью на месте. Хоть бы нервы мои пожалел, что ли...
Удивление и сожаление о несостоявшемся суде и несчастной судьбе Киртиана император сыграл так убедительно, что даже я - знавший истинное положение вещей - поверил. Впрочем, мне тоже пришлось убедительно играть скорбь перед министром иностранных дел и юным Мсатамом, для которого Киртиан был учителем. Впрочем, я и правда скорбел - мы были вместе столько лет, а я и не подозревал, что он способен убить моего начальника и готовить заговор против моего господина.
Информация о погибшем Мардане так же оказалось ложной.
Умерла фрейлина королевы Осока - мать придворного распорядителя.
Император изъявил желание найти своего брата Лейнара. И нашел. Тот был вдребезги пьян. Ничего не могу сказать: хороший пример для повелителя. Особенно учитывая, что Лейнар внезапно стал для императора Алмаса (да будут его годы долгими, а правление благополучным) ближе даже собственной матери.
Когда принц немного протрезвел то стал наставлять моего господина на путь истинный, и признаться многое из того, что он ему говорил было абсолютно верным. Тут пришел Мардан, с ним служанка наместницы. Они сообщили, что девушке было приказано отравить Лейнара, иначе госпожа Интисар умрет. Лейнар послушал, покидал пару раз какую-то монетку, взял яд, высыпал его в стакан с водой.
"Сейчас выпьет" - понял я. но выдирать пока ещё ни в чем не повинный стакан из рук принца было рано. Он начал подносить его к рту, и тогда я попытался его отобрать. Принц оказался сильнее, а когда остальные тоже всполошились, было уже поздно. Линар глотнул, правда тут же сработал артефакт от ядов и его жизнь была спасена. Сделал себе заметку на будущее: если кто-то при мне пытается выпить яду - не выдирать стакан, накрывать ладонью горлышко. Или просто его бить.
Молодого повелителя эта сцена похоже добила, он выбежал из комнаты, я помчался за ним, но мне было приказано оставить его одного и защищать его брата и вообще слушаться его брата, как его самого.
Лейнар по счастью тут же сам бросился искать Алмаса. И когда мы его нашли, император распивал полученный от средних эльфов аналог нашего вина, но в отличии от вина безвредный для повелителя. А потом они с Лейнаром взяли у раба кристалии "грибочки" и пошатываясь в обнимку пошли искать тихое место. С одной стороны: господину действительно надо было расслабится и развеется после тяжелого дня, а с другой...
В общем: картина маслом и сыром: император и принц в обнимку лежат на диванчике рассуждая о пользе и вреде грибочков. Рядом лежу сумрачный я.
Подошла госпожа Вербена. С одного взгляда поняла их состояние и мрачно поинтересовалась:
- Господин сотник, вы тоже "хороший"?
- Нет, - обреченно отозвался я, - Я "плохой", - в конце концов мои чувства как-то действительно атрофировались. Когда вокруг все мрут как-то даже перестаешь думать об этом. С головой уходишь в одну мысль: император должен жить. И мне не требовалось никаких расслабляющих грибочков.
- Фу таким быть, - добавил император. и отправил меня за ещё одной партией "грибочков", а так же за Бересклетом, августейшим "другом" повелителя и главнокомандующим эльфийской армии.
Меня мучила мысль: правильно ли с моей стороны даже выполняя приказ подсовывать господину наркотические средства. Но мне и не пришлось это делать. Бересклет сам занялся спаиванием господина. Тогда же мне объявили, что этот эльф останется при дворе в качестве третьего советника.
в итоге кого только не было рядом с диванчиком, на котором император наслаждался эффектом "грибочков". Я их не пробовал. Но решил воссоздать иллюзию, дабы если таки кто-то явится убивать моего господина в таком состоянии, можно было бы внушить ему, что я тоже "хороший". Убийц не появилось, зато пришел бог Эрда и с порога поинтересовался:
- Император, где вы посеяли своего телохранителя?
- Я его не терял, он просто мимикрирует под окружающую среду, - ответил императорю
- А что вам от меня надо? - поинтересовался я.
Эрда передал мне письмо от Киртиана с Луны. Довольно-таки своеобразное. Признаться, на тот момент я уже ничему не удивлялся и никаких эмоций не испытывал. Чувства кончились. Бобик сдох.
Когда мой повелитель протрезвел, то направился в свои покои. По дороге мы наткнулись на Мардана, который сражался с "хорошим" Бересклетом. На приказ моего императора убрать оружие Мардан ответил:
- У меня нет настроения.
После чего мне оставалось только оглушить его и препроводить в тюрьму. Его обыскали и допросили. К сожалению, господа наместница Кэллодоайна чувствовала себе не хорошо. (ещё бы, при её-то возрасте... хотя прекрасная женщина, безусловно) И пытки были отложены на утро. Я проводил императора до его покоев, выставил стражу и отправился спать.
Мне приснился кошмар, что мой повелитель узнал о том, что я шпион. И собственно ничем хорошим это для меня не закончилось. После оказанного мне доверия – это было особенно кошмарно...

Утро третье
Когда я явился в пиршественную залу на завтрак, накрыт был только стол для слуг. На столе императора и советников не было ничего.
Вошел Бересклет. Я предложил ему как теперь третьему советнику сесть за стол советников. Но посмотрев какой девственной пустотой тот блистает, эльф изъявил желание последний раз поесть за общим столом. Как я его понимаю...
Так же за завтраком стало плохо господину министру иностранных дел и он после не долгой агонии скончался.
А господин распорядитель снял с себя полномочия. И император соизволил назначить новым распорядителем раба кристалию. Ища последнюю, что бы сообщить её эту прекрасную новость, я случайно наткнулся на уединившихся за беседой вдову министра – объект моей грешной страсти, за которым последние два дня я мог только наблюдать издалека тоскливым взглядом – и адъютанта главнокомандующего. Выражения их лиц не оставляли сомнений: мой соперник счастлив.
Сбегая по лестнице, я убеждал себя, что юношеское чувство скоро пройдет, что она годится мне в матери, и вообще у неё милая дочь. Правда о красоте последней мне как-то говорил император... Мда... Ладно: у меня ещё все впереди.
После завтрака император удалился вместе с братом, поручив мне охрану своей невесты. Потом меня призвали присутствовать на пытках Мардана. Но мой господин ими как-то не проникся и ушел. Тут прибежал Акъяр доложить, что из его лаборатории украли результат и следований и попросил меня помочь ему в снятии улик: «Я возьму поносить вашего сотника.» Я - увы - смог ему сообщить только то, что в его лаборатории побывали два живых существа. Они сюда телепортировались, пробыли не больше минуты и вернулись обратным телепортом. Больше Акъру от меня ничего не требовалось, но он сказал, что если я замечу с императором что-то странное - болезненный приступ или ещё что, я должен не замедлительно позвать Акъяра.
Когда я вернулся к императору, тот был в печали и велел никого к нему не подпускать. Что ему сказал Лейнар?! Потом прошел в свои покои, потребовал бумагу и раба. Отдал какие-то указания рабу, отдал мне два письма: для Лейнара и короля. И приказал никого не пускать к нему, кроме ранее вызванного раба. тот вернулся, неся в руках кубок с вином и вышел без него.
Вино для моего повелителя смертельно...
Но мне приказано не входить и никого не пускать.
Но зачем ему травится?!
Боги, что мне делать?!! Выбивать дверь?
Тут появился Лейнар, и я бросился к нему с письмом как к божественному провидению. Он просмотрел письмо и с криком: «Алмас!» начал ломится в дверь, а потому приказал мне её сломать. С одной стороны император приказал ни кого к нему не впускать, с другой он же приказал слушаться брата как самого себя. Дверь я выломал, дальнейшее оставил на усмотрение Лейнара.
Если мой повелитель умрет - то жизнь для меня больше не имеет смысла. Друга я потерял, почти отца тоже, так и ставшую моей возлюбленной женщину... У меня действительно оставалась только служба моему господину. И если он умрет, мне останется только убить себя.
На шум прибежали госпожа Вербена и младший принц Мсатам.
Тот приказал пустить его к императору, я же ответил, что он не имеет права мне приказывать.
- Да как вы смеете, господин тысячник?! - заорал принц.
- О, уже тысячник, блистательная карьера, - заметила Вербена.
- Сотник я, сотник, - безжизненно отозвался я. Сейчас мне хотелось угробить их обоих: у меня отравился император. Боги, зачем?! Зачем он сделал такую глупость?!!
- Что здесь происходит? - мой повелитель стоял в дверях. он был бледен, но без сомнения жив. Но моей заслуги в том не было.
- Идиот, - буркнул мне вышедший следом Лейнар. И я был с ним вполне согласен.
Они прошли в храм Эрды. Я следовал за ними почти на автомате, даже не зная, имею ли я теперь на это право. Там они беседовали с невестой принца Айшат.
Я в тот момент стоял за дверями комнаты и - стыдно признаться - плакал... В первые за последние лет двадцать. Ведь не появись Лейнар – мой господин был бы мертв. А это значит, что я его подвел.
(ОТ игрока: и тут явился дух тысячника Джафара и сделал мне внушение. Опять весь агнст испортил, негодяй)
Дальше был гром, бабах, взрыв.
Все выбежали из храма и узрели столицу в руинах. Уцелел только замок и прилегающие к нему постройки.
- Ты для этого меня спас?! - император откинул корону. Я отвернулся: не мое это дело. Линар сможет его успокоить.
Всех выживших собрали во дворце, где бог Эрда объявил, что не взорвись столица - взорвалось бы пол мира. И вообще мы должны жить и радоваться. И срочно эвакуироваться из Столицы...
Я получил приказ заняться эвакуацией дворца.
Когда ты носишься и отдаешь приказы собрать то, упаковывать это, обеспечить кого-то тем-то - не до размышлений о собственной бесполезности. О том, что могло и не повезти. И что я все равно себя никогда не прощу...
Но мой повелитель, я твердо решил, кем вас не назовет история - великим или нет, я кладу свою не особо ценную жизнь к вашим ногам.

Игровые благодарности:
Императору – за все. За трагедию всей жизни в том числе.
Лейнару – за то, что таки спас моего господина.
Жрецу Осоту – не представляешь, когда игрок болтлив, а персонажу надо стоять за спиной повелителя и делать морду кирпичом, как дорого стоит пара минут простого человеческого общения.
Советникам Акъяру и Тарику – вы были такие разные, но единодушные)
Тысячнику Джафару за «мое счастливое детство», «умирающего дона» и «призрака белого тренера». Это зачет! Будете делать армию деффачек няшечек, хочу к вам командиром)))
Императрице, госпоже Вербене, Наместнице Каладайна, моей несостоящевшейся возлюбленной и её дочери и прочим дамам – бедный юный десятник просто не знал куда деть глаза – вокруг столько прекрасных женщин…
Киртиану, за мои трясущиеся руки, когда я шел его убивать. Прости друг: я правда не знал, что ты не в чем не виноват…
Господину Бересклету за «эти люди такие эмоциональные».
Господам пленникам за «расчески» и прочие радости.
Хельга, твой Эрда был реально бог…
И всем прочим прекрасным людям))))
З.Ы. А теперь я хочу сыграть высокопоставленного подонка…

@темы: жизнь, Куплю мозги, б/у не преждлагать, игровое, отчеты

URL
Комментарии
2011-10-10 в 22:22 

ernarmo
путаешь доигровое и игровое - на самой игре про убийство Бересклета я не говорил ничего. А подозрительным мне казалось как раз то, что жрец и посол Аир слишком активно за кем-то наблюдают и прячутся, как только кто-либо посмотрит в их сторону.

ну а Джафар тебе откровенно лгал - когда мы говорили с ним - кстати, он сам предложил Киртиану пройти с ним в темницы - ну а тот решил - почему бы нет? - хоть узнает, в каких на самом деле условиях держат военнопленных - я сказал ровно то, что удивлен подобными словами о приказе Императора, поскольку где-то с полчаса назад мы с тем разговаривали и Его Величество имел возможность убедиться в моей лояльности.

И от Киртиана: за тебя же мне просто по-человечески обидно - ты так привык слышать ложь, что не научился различать её от правды, не научился различать, кто честен с тобой, а кто использует тебя. увы.

2011-10-10 в 22:25 

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
ernarmo, про то, что готовишь заговор на Бересклета мне тоже донесли типа через стражу.
З.Ы. В общем наша дружба пала жертвой обстоятельств. И самое обидно только то, что мой персонаж так и будет твоего считать убийцей своего учителя и заговорщиком. :weep::apstenu: Ибо мальчишка. Плюч у навалившимся смертями и подрывом столицей а так же личной трагедией: из-за меня чуть не помер император - он просто рационально все оценить не успеет. В общем ты будешь мне укоризненно снится в страшных снах... Но по крайней мере убил тебя не я...

URL
2011-10-10 в 22:28 

ernarmo
Эния-тян, если он захочет считать иначе - он всегда найдет возможность узнать правду. Богов никто ещё не отменял, а порой можно суметь переговорить и с душой ушедших... Главное - хотеть.

2011-10-10 в 22:31 

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
Тогда у него трагедий в жизни прибавится. :facepalm3: Шорт, мне Фарида почти жалко...

URL
2011-10-10 в 22:34 

ernarmo
Эния-тян, эгоистГо :hamm:

2011-10-10 в 22:36 

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
Да, Фарид такой... Эгоистичный до ужаса...
Вообще, я когда на игру ехал, я готовился к помпезному раскрытию своей шпионской сущности, суду и казни. :uzhos: Но для меня все обошлось. А тебя все равно Акъяр собирался тайком мочить, чуть ли не в первый вечер игры... как знающего страшную тайну.

URL
2011-10-10 в 22:38 

Enyd
Ложь еще могут простить, но правду - никогда. [Делаю из мышек ёжиков.] ["Командир всего счастья"]
Спасибо за такой отчет.
Первую часть рыдал от смеха, вторую - заново переживал последние часы в Столице...

2011-10-10 в 22:46 

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
Enyd, Я старался). Рад, что понравилось)

URL
2011-10-13 в 11:37 

_Saito_
Teneas tuis te. А бездна - она всегда на чердаке...
Эния-тян,Тяжелы будни придворного мамелюка).
Интересный отчет.
Теперь я постепенно собираю картину, а что же происходило на самом деле.

2011-10-13 в 22:55 

Эния_Луи
Черный ферзь не должен играть за белую пешку
Ну как-то так) Спасибо)

URL
   

"Этот парень был из тех... но грамотно скрывал"

главная